Почему медицинский кластер перенесли из Ставрополья в вотчину Арашуковых и другие странности

За шесть лет в КРСК было влито почти 12 миллиардов рублей налогоплательщиков. Но развитию они не помогли. Счетная палата выяснила, что произошло с нашими деньгами и как они были потрачены.

Миллиарды на воздух: проверка «Корпорации развития Северного Кавказа» поразила

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

В 2010 году власти решили развивать Северный Кавказ. Чтоб его развивать, надо было учредить инвестиционный фонд.

Идея с фондом была немудрящая: в него будут поступать деньги в виде субсидий от государства и инвестиций от частных компаний. А мудрые управленцы фонда будут вкладывать эти деньги в крупные, перспективные проекты на Северном Кавказе.

Эти проекты станут «точками роста» региональной экономики, создадут высококвалифицированные рабочие места, предложат высокотехнологичные товары и услуги и принесут прибыль, которую фонд будет вкладывать в следующие прекрасные проекты.

Так оно и пойдет. Завертится колесико, экономика начнет расти и Северный Кавказ расцветет пышным цветом.

Инвестиционный фонд был создан в 2010 году. Учредителем его стал Внешэкономбанк. Назвали фонд ОАО «Корпорация развития Северного Кавказа» — сокращенно КРСК. Первоначальный уставной капитал 500 млн.руб. За счет средств Внешэкономбанка и бюджетных субсидий за 3 последующих года он увеличился до 9,6 млрд.

Миллиарды на воздух: проверка «Корпорации развития Северного Кавказа» поразила

В 2017 году Внешэкономбанк безвозмездно передал все акции КРСК государству, потеряв на этом 8,4 млрд, которые ему пришлось, конечно, возместить из госбюджета путем докапитализации.

Единственным акционером КСРК стало государство. Осуществлять права акционера было поручено Минкавказа России.

Минкавказа первым делом решило, что надо увеличить уставной капитал КРСК путем субсидий из федерального бюджета: в 2017 году на 2,37 млрд, а в 2018 – на 4,87 млрд. руб.

В 2017 г. все получилось, субсидия благополучно приплыла в фонд. Но в 2018-м фокус уже не удался. Государство, похоже, заподозрило, что КРСК распоряжается деньгами не вполне эффективно. Тем не менее, к началу 2018 года в КРСК уже было влито немало денег налогоплательщиков – 12,04 млрд. руб.

Если являетесь налогоплательщиком, вам, наверняка, интересно узнать, каким образом на ваши деньги развивается Северный Кавказ.

Полная информация об этом содержится в свежем номере Бюллетеня Счетной палаты, который сегодня вывешен на сайте ведомства.

Финансово-хозяйственная деятельность КСРК за 2015-2017 и за 1- полугодие 2018 года, как утверждают аудиторы, была стабильно убыточной. С 31 декабря 2016 года по 30 июня 2018 года непокрытый убыток КРСК вырос с 1,75 млрд. до 2,7 млрд. рублей.

Фонд однако показывает, что получил кое-какую выручку. Был, в частности, у него проект Avangard — «Развитие интенсивного растениеводства и переработки сои в Ставропольском крае». В 2015 году КРСК вышел из него и получил доход по инвестициям — 515,6 млн. руб. То есть не впустую он, получается, вложился в этот проект. И сою продвинул, и прибыток имеет.

Однако, как выяснили аудиторы, прибыток имеет совсем другое происхождение.

Деньги на проект были выделены, но вложена только половина. Другая же половина была конвертирована в доллары и отправлена на депозит в филиал «Промсвязьбанка» на Кипре. Конвертировали их 20 мая 2014 года, когда курс был 32,95 руб. за доллар. А в октябре-ноябре 2016-го эти деньги были сняты с депозита и конвертированы обратно в рубли, но курс уже был 58-64 рубля за доллар плюс набежали проценты за депозит. От того и получился прибыток.

Не потому, что соя в Ставропольском крае прижилась и стала продаваться, приносить прибыль, а потому, что доллар вырос в два раза.

Что касается сои, то с ней как раз ничего хорошего не вышло. Освоено только 6,7 тыс.га вместо запланированных 20 тыс.га.: «цели инвестирования не достигнуты».

Неловкая попытка замаскировать курсовой разницей провальные инвестиции выглядит довольно безобидно по сравнению с другими неудачными вложениями в развитие Северного Кавказа.

Миллиарды на воздух: проверка «Корпорации развития Северного Кавказа» поразила

В отчете Счетной палаты описывается история «якорного проекта» КРСК – инновационного медицинского кластера. Кластер – это когда университет, клиника, научный центр: все рядом и везде высокие технологии.

Поначалу планировалось его строить в рамках частно-государственного партнерства. Государства даст из бюджета около 5 млрд, а 50 млрд инвестируют коммерческие компании. Но Совет Федерации по просьбе северо-кавказских сенаторов рассмотрел проект и решил, что государственные вложения надо увеличивать, на частников надежды нет.

Матвиенко обратилась с письмом к Путину, Путин поручил премьеру Медведеву проработать предложение. В итоге его реализация была поручена тогдашнему вице-премьеру Хлопонину.

Австрийская компания СОЛВЕ получила за разработку концепции проекта 78,4 млн. руб. В соответствии с концепцией кластер должен был строиться уже только за бюджетные деньги (приблизительно 58 млрд.руб) и располагаться неподалеку от аэропорта в Минводах Ставропольского края, чтоб туда было удобно добираться.

Правительство по запросу КРСК выделило дополнительно 1,6 млрд. на разработку проектной документации. Но заказали ее питерской компании «Верфау» всего лишь за 798 млн.

Проект будет готов в мае 2019. Оставшиеся 820 млрд. лежат на счете КРСК в Федеральном казначействе Ставропольского края. Лежат без дела и будут лежать, потому что они целевые, их можно использовать только на разработку проекта.

Тем не менее, все вроде складывалось. Но тут губернатор Ставропольского края Владимиров восстал против кластера, хотя проект уже был заказан.

Формально губернатор упирал на то, что региону не нужен медицинский университет, потому что выпускникам не будет работы. Но знатоки говорят, что по такой причине он никогда не отказался бы от столь «жирного» проекта. Скорее всего его вынудили это сделать.

Миллиарды на воздух: проверка «Корпорации развития Северного Кавказа» поразила

Кто вынудил — не известно. Как бы там ни было, КРСК быстро нашла для медицинского кластера другое место. Оно оказалось в Карачаево-Черкесии, вотчине арестованных вчера Арашуковых.

Объективно оно крайне неудобное. От аэропорта далеко и нет инженерных коммуникаций. Газопровод придется прокладывать от газораспределительной станции Кисловодска – это 20-30 км, и проект сильно подорожает.

Старший Арашуков, советник гендиректора «Межрегионгаза», задержанный вчера по подозрению в хищении газа на 30 млрд., мог бы, наверное, кое-что рассказать об этом сюжете. Но для журналистов он сейчас недоступен.

В августе 2017 года КСРК заключила договор об аренде на 49 лет земельных участков в Карачаево-Черкесии.

Там сейчас ничего не строится. Конь не валялся. Не собрано даже необходимых сведений для проектирования инженерных коммуникаций. Но все равно каждый квартал КСРК платит за аренду земли 5 млн. 294 тыс. наших с вами рублей.

Помимо медкластера, КРСК должна инвестировать и в другие проекты региона стоимостью выше 300 млн.руб.

Инициаторы проектов должны подавать заявки, а руководство КРСК – их рассматривать, выбирать перспективные и вкладывать в них госсредства.

Таких проектов очень мало. «По состоянию на 5 октября 2018 года из 100 поданных инвестиционных заявок до стадии реализации и финансирования за два с половиной года дошли только 2 инвестиционных проекта». Один в Ингушетии – «Строительство тепличного комплекса», другой в Чечне – «Производство пищевых продуктов АО РПК Урус-Мартановский».

Из старых проектов КРСК есть один интересный – Многофункциональный выставочный центр в Минводах. Он был затеян в 2012-м году.

Миллиарды на воздух: проверка «Корпорации развития Северного Кавказа» поразила

Строили МВЦ турки. Когда строительство было почти завершено, у заказчиков и исполнителей возникли претензии. «По результатам проведенного аудита было выявлено несоответствие между рабочей и исполнительной документацией по строительству объекта, между выполненными и оплаченными работами, а также недостатки и дефекты выполненных работ».

С сентября 2014 года работы на объекте не ведутся. Сейчас он «генерирует отрицательный денежный поток», и что с ним дальше делать – не известно.

Инспекторы Счетной палаты в ходе проверки выезжали в Минводы и обнаружили на территории незавершенное строительством здание, которое к МВЦ не относится. Им объяснили, что это, наверно, офисно-гостиничный комплекс. Но в документах его нет и подряд на его строительство КРСК не заключала. Кто его строил и на какие деньги – не понятно. При том, что территория МВЦ охраняется ЧОПом, который наняло ООО «МВЦ 2012», и его руководство не могло не знать о строительстве непредусмотренного проектом здания.

Расходуя с большим размахом бюджетные средства, сама КРСК практически не зарабатывает. Она только сосет из бюджета. «Процентные платежи за использование АО «Агрокомплекс «Сунжа» займа в сумме 600 млн. руб. в соответствии с условиями договора начнут перечисляться АО «КРСК» не ранее июня 2019 года, другие существенные источники дохода в КРСК отсутствуют», — отмечает Счетная палата.

При этом на себя, любимых, в КРСК денег не жалеют. Управленческие расходы каждый год растут. В 2018 они выросли на 50% по сравнению с 2017-м.

На октябрь 2018 года среднемесячная зарплата рядовых сотрудников составляет 180 тыс.руб., руководителей – 460 тыс., а генеральный директор получает 1 млн. 680 тыс. в месяц.

«Несмотря на отрицательные финансовые результаты, АО «КРСК» осуществляло благотворительную деятельность». За период с 2016 по октябрь 2018 безвозмездно пожертвованы:

— 17,6 млн.руб на восстановление инфраструктуры, пострадавшей от неблагоприятных погодных явлений в 2016 году Чеченской Республике.,

— 7,3 млн.руб. на создание спортивно-стрелкового клуба в Чеченской республике,

— 10,3 млн.руб. на благоустройство стадиона «Спартак» во Владикавказе,

— 11 млн.руб.,на восстановительные работы здания «Республиканская библиотека для слепых» в Чеченской республике,

— 26,7 млн.руб на другие цели.

Аудиторы отмечают, что «в проверяемом периоде в КРСК существовала практика выдачи руководству денежных средств на представительские цели в крупных суммах на неопределенный срок». Всего таким образом выдано 2,15 млн. – без учета расходов на командировки. В бухгалтерии есть отчеты о расходовании этих средств только на 1,5 млн. А вообще сотрудник КРСК должны 15,6 млн. – это деньги, которые им выдавались на те или иные цели, но они за них не отчитались.

«Отрицательные результаты финансово-хозяйственной деятельности АО «КРСК» за 2016-2017 годы и I полугодие 2018 года обусловлены низкой инвестиционной активностью, вложением в нерентабельные активы на фоне увеличения расходов, в том числе, ростом расходов на персонал, формированием резервов по сомнительным долгам» — подводит итог Счетная палата.

На наш взгляд, это очень вежливая формулировка для столь возмутительного, вопиющего и скорее всего умышленного разбазаривания денег налогоплательщиков.

Мы бы подвели итог более жесткими терминами, но в газете они, к сожалению, не допускаются.

Источник: mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите комментарий
Укажите ваше имя